Основы

[vc_row][vc_column width=”1/4″][vc_widget_sidebar sidebar_id=”sidebar_10″][/vc_column][vc_column width=”3/4″][vc_column_text]Вообще говоря, астрология, как система понятий, невозможна в отрыве от других областей человеческого познания. Даже, как это ни странно, без глубокого понимания физики нашего мира тут не обойтись. Тем более, астролог должен понимать основы религиозных учений, быть сведущим в психологии, и пр. Один мой знакомый в шутку сказал, что человека нельзя считать астрологом без двух дипломов – естественно-научного и гуманитарного. А другой добавил: “И без справки из дурдома с диагнозом”.

Это очень тонкий вопрос, про дурдом и справку, кстати. Все, что делают астрологи лежит или на грани, или же за гранью. Чего угодно – физики, религии, эзотерики, психологии. Астрология не вписывается в принятые рамки, и это логично – теория, которая описывает нечто, должна находиться за пределами того, что она описывает. Поэтому, господа астрологи, оставьте надежду на “нормальную” жизнь – вы уже находитесь за ее пределами, поскольку пытаетесь ее описывать объективно.

Но и астрология имеет свои границы, и довольно жесткие. Некоторые из ограничений астрологии проистекают из природы нашей реальности – мы живем в квантовом мире, где вещи имеют лишь вероятность оказаться в определенном месте в определенное время. Есть множество траекторий для индивидуальных частиц и на уровне отдельного атома, отдельного человека здесь есть широкий спектр возможностей. Кроме того, каждый из живых обладает свободой воли, как базовым принципом, и это означает наличие в каждый момент для каждого из нас как минимум двух возможностей – сказать “да” или же сказать “нет”. Благодаря которому дерево наших возможных путей ветвится, и чем дальше мы смотрим в будущее, тем оно более неопределено – принципиально и как фундаментальное свойство.

Из-за этого точный прогноз принципиально не возможен. Кто утверждает обратное – тот шарлатан, пытающийся поживиться за счет недалеких и малообразованных последователей.

Мы не можем сказать точно, жив обладатель гороскопа или мертв. Мужчина он или женщина. Счастлив он или нет. Добр или зол. Эти вещи – так же за гранью астрологии. Кто утверждает обратное – также скорее всего, шарлатан. Да простят меня коллеги, свято верящие во всесилие нашей науки, но эти ограничения принципиальны. Они являются следствием, опять же, принципа свободы воли.

***

Фактически, все, что мы видим в нашей повседневной жизни – это электроны. Электроны составляющих нас атомов, взаимодействуя, придают вещам форму. От них отражается свет, придавая вещам цвет. Все что мы трогаем, пробуем на вкус, видим, осязаем – это исключительно и только электроны. При этом на наши органы чувств воздействуют не они сами, а электромагнитное излучение. Наши органы чувств имеют дело исключительно с электромагнитным излучением, доносящим до нас информацию об окружающих нас электронах. Наш мир – это мир электромагнитных волн.

И этим определяются его свойства. Это то, что формирует наши представления о Вселенной, то, что порождает наши философские и метафизические выводы. Мир трехмерен потому что трехмерно электрическое поле. Потому что формы, которые мы воспринимаем органами чувств, сделаны из трехмерной субстанции.

Если бы электромагнитное поле было бы четерых, пяти, шести или еще сколько-то мерным, мы воспринимали бы мир также многомерным.

Но есть и другие поля, есть другие измерения. Физика элементарных частиц базируется на теориях, в которых есть и 12 и 24 измерения. В которых присутствуют другие поля и другие частицы. Если бы мы воспринимали мир благодаря этим полям, возможно, он выглядел бы совершенно иначе.

Потому, исходя в свох рассуждениях о природе вещей из опыта, мы основываемся преимущественно на опыте взаимодействия с электромагнитными полями. Это – весьма сильное ограничение нашей системы представлений и об этом надо помнить, и помнить в особенности в те моменты, когда мы пытаемся понять суть происходящих с нами событий.

***

Физика отлично описывает процессы, происходящие с веществом. Фактически, сегодня есть уравнения, которые описывают практически все – можно взять исходный набор частиц, написать уравнения и решить их – хотя бы с помощью компьютера. Даже с учетом вероятностной природы описания мира, вытекающей из квантовых свойств частиц, все равно, теоретически мы можем рассчитать с помощью физических законов очень многое.

Но не все.

Я двигаю рукой. Хочу – двину ее налево, хочу – направо. Тут у меня есть выбор, и если я в самом деле обладаю свободой воли, то могу двигать рукой туда, куда вдруг захочу.

Где в физических уравнениях, описывающих движение атомов, электронов и полей,составляющих мою руку, это самое “куда захочу”??? Где та самая точка приложения свободной воли, которая позволет мне совершать произвольные движения, и фактически , направляет огромное количество частиц по выбранной мной траектории?

В физической теории об этом ничего не говорится. Там этого места нет. Физика кончается вот здесь, там, где возникает живое, обладающее свободой воли, выбором и сознанием.

И посмотрите, что делает физическое мировоззрение для того, что бы обойти это узкое место: сознание постулируется производным от материи. Дескать все эти ваши потуги, размышления, вся эта так нызваемая “свобода воли” есть всего лишь следствие движения материи, и УЖЕ описано физическими законами. Нет никакого отдельно стоящего сознания, да и все рассуждения на его счет, все философии – всего лишь некие выверты движущейся согласно физическим законам материи, всего лишь определенные траектории составляющих нас частиц. Да, сложной материи, да, описываемой вероятностными законами, да, до конца не постигнутой, но принципиально постигаемой и вычислимой.

И не существует никакого сознания, никакой свободы воли. Все это лишь поэтические аллегории для некоторых плохо понятых проявлений работы сложной биологической системы. Ты не сам захотел двинуть рукой влево – она и должна была туда двинуться, а тот процесс, который предшествовал этому, в твоем мозгу, ты интерпретируешь как процесс якобы свободного выбора.

И что самое главное – мы не можем ни опровергнуть, ни подтвердить это.

***

в этой точке и происходит разделение теорий, метафизик, философий – по способу решения вопроса о материи и сознании. Для нас всех интуитивно понятно, что есть материя, нечто твердое и осязаемое, и есть сознание, с которым мы отождествляем самих себя. Я есмь, и есмь твердь земная.

Одни теории утверждают, что сознание это производная от материи, другие теории говорят, что все создано сознанием, т.е. Богом за шесть дней творения. Это очень грубая формулировка сути проблемы, на уровне вульгарных понятий, но примерно где-то так и обстоит дело.

И нет никакого способа напрямую проверить или опровергнуть ту или иную точку зрения. Необходимо принять что-то на веру – либо материалистическую, либо идеалистическую точку зрения. Существует ли сознание как самостоятельная категория?

Фактически, это вопрос о том, существуем ли мы как некие уникальные объекты, воспринимающие материю и отличающиеся от нее качественно, или же это просто материя отражает материю.

Конечно, все происходит в мозге. Это он видит глазами, переводит импульсы из глаз во что-то другое, и так далее. Действительно, материя отражает материю. Но – но КТО НА ЭТО СМОТРИТ? Кто мы, смотрящие на это? какова наша природа? Что такое мы есть?

Вот моя рука. Она снаружи меня, я ее вижу. Значит, это не я. Вот моя мысль – я думаю ее, я ее воспринимаю, следовательно она не есть я. И так далее. Вот высший продукт переработки моим мозгом сигналов из глаз – я их воспринимаю. Следовательно, это не есть я. Везде, там, где возникает рефлексия, видение, восприятие, существует субъект, объект и акт восприятия объекта субъектом.

Или этого нет, а есть неперывная каша материальных процессов, в которых зачем то существует возможность создавать поэтические аллегории и существуют сами поэтические аллегории – “субъект”, “сознание” и т.п.

Эти моменты не разрешить рассуждением, не проверить экспериментом.  Это – вопрос веры.

***

Все, что мы воспринимаем, не является нами, поскольку мы это воспринимаем. Наш дух, ядро, не является ничем. Однако, мы можем воспринимать все, и в этот момент наш ум принимает форму воспринимаемого объекта. Т.е. может быть всем.

Невозможно понять форму, не имея идеи пространства, ибо форма – это то, что ограничено в пространстве. И наоброт. Если мы воспринимаем формы, следовательно наш ум имеет свойства пространства.

Невозможно понять изменения, не имея идеи постоянства. Что бы понять изменчивость и цикличность, мы должны сравнить  изменчивое с чем-то неизменным. Что бы ум мог постичь изменчивость, он дожен быть неизменным – по своей природе.

Развивая эти рассуждения о противоположностях, мы придем к тому, что наша суть обладает свойствами абсолюта – она безгранична, как пространство,  в противоположность изменчивому неизменна. Она не рождена, не создана, не имеет конца, является всевмещающей и неограниченной в возможностях.

Конечно, это всего лишь умственное упражнение. И на самом деле допущение о том, что мы становимся тождественными объекту в момент его восприятия достаточно сильное. Проверить его нельзя и вопрос о его истинности  опять же лежит в области веры.
Но интуитивно понятно, что если бы мы не были в состоянии постигать суть вещей, т.е. воспринимать ее в себя, окрашивать ум в ее качества, то мы не смогли бы нормально функционировать – недопонятость приводила бы к тому, что мы бы совершали ошибочные действия.

Более того, каждый из нас знает из личного опыта это ощущение в момент постижения чего-то – ощущение тотального единения с предметом. И кстати, это состояние случается достаточно часто. Но увы, миг его краток и не все из нас успевают  его отрефлексировать.

У индусов это называется Самадхи. Самадхи не являтся чем-то уникальным, для нормально функционирующего индивида это поседневная обыденность, рядовая операция восприятия.

***

Но сознание, дух, не может быть качественно отличающимся от материи. Что бы иметь возможность влиять на материю, а более того, воспринимать ее, природа духа должна быть подобной природе материи. Можно утверждать даже большее, пусть и несколько в парадоксальном виде – дух должен иметь природу, идентичную природе материи. Или наоборот – материя по своей сути должна быть идентична духу. Они тождественны, “сделаны” из одного и того же, и именно поэтому возможна градация материи по степени ее “тонкости”, и именно поэтому мы можем утверждать материальность  тонких проявлений нашего ума и саму возможность их влияния на материю.

Потому рассуждения о различного рода “тонких телах”, “эгрегорах” и прочих тонкоматериальных образованиях имеют под собой основание – все это тоже материя, с энергетическими и прочими характеристиками, и она непрерывно, без скачков в качестве, связана с той материей, которую имеет в виду наше обыденное сознание. И по той же причине любой камень, столб, гора, река и прочее имеют в себе “психическую” составляющую, место для расположения той или иной степени тонкости духовной основы.
Восходя вверх, в направлении все большей тонкости материи, мы видим, что формы становятся все более делокализованными. Если можно определить границы физических объектов, то границы полей и частиц, проявляющих волновую природу становятся уже неопределенными. Более тонкие объекты, такие как идеи – вообще не имеют четкой локализации в пространстве – одну и ту же идею может разделять большое количество людей и невозможно сказать, где ее пространственная граница.

Однако формы все таки существуют, пусть и не в трехмерном пространстве. У идеи есть конкретное оформление, она четко отличается от другой идеи. Вот только эта форма существует в специфическом пространстве. И мы, утверждая материальность тонких форм, должны понимать, что это пространство, а также другие возможные пространства, в которых могут находиться еще более тонкие формы – так же физично и реально, как данное нам в ощущениях трехмерное пространство электромагнитных полей, зарядов и масс.

Если же рассматривать пространство как абстрактную возможность вмещать в себя формы, то тут вообще нет разницы между пространством с электромагнитными полями и пространством с тонкими формами – их природа тождественна, она есть принцип вмещения и возможность элементарных операций преобразования – трансляций, поворотов и т.п., оставляющих форму инвариантной относительно этих операций. В этом смысле “тонкое” пространство – в точности то же самое, что и “материальное”. Оно тут же, прямо здесь, а не в “складках астральных измерений”, не где-то на гипотетических “небесах”.

Эта идея – точка примерения материализма и идеализма. Она дает козыри как той, так и другой стороне и разрешает их вечный спор. И дух материален, и материя есть ни что иное, как трансформации единого по природе с духом.

Нам же, астрологам, эта идея дает философские основания для прикладных гипотез.[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]